Снилась мне забытая избушка.

У ворот привязана коза…

Под окном ждала меня старушка,

Капюшон надвинув на глаза.

И рукой костлявой поманила…

Дверь уныло скрипнула… За ней

Я вошёл. Запахло вдруг могилой,

А на стенах – тысячи свечей.

И на каждой из шипящих свечек

Роковая чёрная печать…

Я спросил, едва владея речью:

«Покажи мне, где моя свеча?»

Тяжкий вздох мне ясным был ответом.

Ох, не в добрый я явился час.

На прощанье вспыхнув ярким светом,

Огонёк свечи моей погас.

Холод вдруг пронёсся по избушке,

Приподнялся чёрный капюшон –

И увидел я глаза старушки…

В тот же миг прервался страшный сон.

С той поры не знаю я покоя,

Не спасают в церкви образа –

День и ночь за мной повсюду ходят

Чёрной Смерти чёрные глаза.

СВЯТАЯ ГРЕШНИЦА

Перед распутьем двух дорог

Стояла грешница святая.

В конце одной дороги – Бог,

Другой же – Дьявол с его стаей.

Она и ныне там. Пред ней

Стоит задача непростая.

Что за дорогу выбрать ей,

Не знает грешница святая.

Ни с Богом ты, ни с Сатаной,

Как ангел Смерти Абадонна.

Нет места грешнице святой

Ни в адской пропасти бездонной,

Где грешников мученья ждут,

Ни в небесах, в раю далёком,

Где лишь угодники живут.

И потому так одиноко

Бывает грешнице святой.

Порой ласкает взор картина –

Распутья нет, финал простой,

Христос и Дьявол – всё едино.

Тогда сольются вдруг в одну

Те роковые две дороги,

Тогда Христа и Сатану

Она узрит в едином Боге.

Но вновь рассеется туман,

Увидит грешница святая,

Что всё это – сплошной обман,

И что реальность – не такая.

Что надо сделать выбор свой

И подчиниться воле рока.

У человека Путь простой –

Ему нужна одна дорога.

Но Дьявол с ужасом в глазах
От грешницы святой уходит,

Христос же очи, все в слезах,

Стыдливо в сторону отводит.

Не в силах грешнице святой

Помочь ни демоны, ни боги.

Её Путь тяжкий, непростой,

Ведь перед нею – две дороги.

Перед распутьем двух дорог

Стояла грешница святая.

В конце одной дороги – Бог,

Другой же – Дьявол с его стаей.

Она и ныне там. Пред ней

Стоит задача непростая.

Что за дорогу выбрать ей,

Не знает грешница святая.



СМЕРТИ

Приходи ко мне в полночь, старушка,

Чёрный свой капюшон подними,

Положи мне косу на подушку

И навек мои очи сомкни.

ВОРОНА И ОХОТНИКИ

(Продолжение басни И. А. Крылова «Ворона и Лисица»)

Хоть басню мы Крылова и читали –

Ту самую, в которой говорится

Про глупую ворону и лисицу –

Однако так умнее и не стали.

И надо ж было так случиться,

Что подстрелили бедную лисицу

Охотники.. Забрали сыр и съели.

Когда ж привал устроили у ели,

О сыре тотчас пожалели.

А почему? Да выпить захотели.

Выходит, что закуску-то и съели.

На ёлку же внимательно всмотрясь,

Вдруг видят, что, на ветке взгромоздясь,

Ворона завтракать обратно собралась.

А в клюве сыр. Ей Бог, как видно, снова

Послал кусочек.Что же тут такого?

Второй ведь шанс и нам даётся тоже.

Но вот воспользоваться им не каждый может.

Охотники ещё раз вверх взглянули,

А про себя давно уже смекнули,

Что и к чему. И водку достают.

Один охотник спрашивает тут:

«Ворона! Есть стакан?» Та – нет молчать

И на вопросы их не отвечать,

Как каркнет: «Нету!» Сыр, естественно, упал.

Охотник каждый по кусочку взял

И, водки выпив, плотно закусил.

И снова каждый выпить порешил.

Одной бутылки мало показалось,

Закуски ж, к сожаленью, не осталось.

Поднявши взор туманный к небесам,

Глядь – у вороны в клюве колбаса.

Вновь спрашивают: «Есть стакан?» - молчит,

Угрюмо и затравленно глядит.

«А третьей будешь?» - та как закричит,

От радости чуть с ветки не упав:

«Буду!» Они же, колбасу подняв,

Ещё бутылку водочки испили

И снова, как обычно, закусили.

И двух бутылок мало показалось.

У них же ещё третья оставалась.



Вороне же послал в то время Бог

Душистый и румяненький пирог.

Охотники пирог тот увидали

И снова приставать к вороне стали:

«Ворона, есть стакан?» - не говорит.

«А третьей будешь?» - та опять молчит.

Один другому тут и говорит:

«Да брось ты её, видишь, что она

Уже давным-давно сидит пьяна».

От наглости такой разинув рот,

Ворона на весь лес как заорёт:

«А ты мне наливал, проклятый жмот?!»

Пирог упал. Ворона ж, вся в слезах,

Сидела долго, выпучив глаза.

Кто глуп. Тот им останется навек,

Будь то ворона или человек.

БЛАГОЧЕСТИВЫЙ ЛЕВ

Миссионер в пустыне встретил льва.

От страха закружилась голова,

С испугу на колени он упал

И тотчас к Богу своему воззвал:

«Пусть чувства христианские, о Боже,

Проснутся в нём! Ведь съесть меня он может!»

Тут царь зверей смиренно положил

На землю лапы и заговорил:

«О Господи! Благослови, прошу

Ты пищу ту, что я сейчас вкушу».

ПРЕДСКАЗАНИЕ

У лорда одного жена

Беременна была.

Когда ж родить была должна,

Гадалку позвала.

Любимейший из лорда слуг

Спешит ему сказать:

«Коль девочка родится вдруг,

Умрёт сейчас же мать.

Но если будет сын, милорд,

Тогда умрёт отец!»

«Ну что ж, - сказал спокойно лорд, -

Пусть всё решит Творец».


snip-30503-85-teplovie-seti.html
snizhaya-kalorijnost-raciona-ni-v-koem-sluchae-nelzya-sokrashat-potreblenie-nezamenimih-pishevih-veshestv-cennih-belkov-vitaminov-mineralnih-veshestv-polinenasishennih-zhirnih-kislot.html
    PR.RU™