Соборная иерархичность. Отрицание соборности.

- Давай возвратимся к определению св. Димитрия. Насколько я понял, святость понимается еп. Димитрием как свойство, которое присутствует именно в конкретных людях, в верующих исповедниках, собранных в Церковь?

- Совершенно верно. Святость в этом плане неразрывно связана с соборностью, поэтому свт. Серафим Угличский рассматривает антиканоничные действия Сергия против правильно поставленных епископов-исповедников, предпринятые им без соборного рассмотрения, то есть преступление против соборности, – как покушение и на святость, так как в Церковь как в соборный организм собираются конкретные верующие, приобретающие святость в своем личном подвиге. Это понимание отличается от сергианского понимания, по которому святость принадлежит не конкретным верующим, а безличной церковной организации, которая передает свою святость входящим в нее людям.

- Давай поговорим о соборности. Насколько я помню, тот же свт. Серафим Угличский писал, что Сергий подменил соборность «олигархической коллегией» епископов, и с ним были согласны священномученики епископ Глуховский Дамаскин (Цедрик) и митрополит Казанский Кирилл (Смирнов).

- Совершенно верно. Причем свв. Кирилл и Дамаскин даже употребляли схожие термины, такие как: «соборно-иерархическое сознание», «иерархическая совесть», «иерархическая совесть Соборной Церкви», «соборно-иерархический принцип» и даже «индивидуальная иерархическая совесть». Этими выражениями они обозначали неразрывную связь соборности, иерархии и личного самоопределения члена иерархии, связанного с его исповеданием, с его живой и личной верностью Христу и Церкви, противоположной бездумному механическому послушанию. Митр. Кирилл Казанский, в частности, писал:

«…Я никого не сужу и не осуждаю, но и призвать к участию в чужих грехах никого не могу, как не могу осуждать и тех иерархов во главе с митрополитом Иосифом, которые исповедали свое нежелание участвовать в том, что совесть их признала греховным. Это исповедание вменяется им в нарушение ими церковной дисциплины, но церковная дисциплина способна сохранять свою действенность лишь до тех пор, пока является действительным отражением иерархической совести Соборной Церкви; заменить же собою эту совесть дисциплина никогда не может. Лишь только она предъявит свои требования не в силу указания этой совести, а по побуждениям, чуждым Церкви, неискренним, как индивидуальная иерархическая совесть непременно станет на стороне соборно-иерархического принципа бытия Церкви, который вовсе не одно и то же с внешним единением во что бы то ни стало». (Письмо митрополита Казанского Кирилла (Смирнова) по поводу церковных нестроений, вызванных Декларацией Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) и Временного Патриаршего Священного Синода от 16(29) июля 1927 г.).



Еп. Дамаскин, в свою очередь, писал в своем сочинении «Пора готовиться»:

«Тот паллиатив, что искусственно и неканонически организовался в Москве при митрополите Сергии и сам себя поставляет на место Патриаршего Синода, непонятным образом в своих действиях далеко отошел от иерархического принципа бытия Святой, Соборной и Апостольской Церкви и никак не может почитаться отражающим истинную Иерархическую Совесть Соборной Церкви».

Нарушение принципа соборной иерархичности, в частности, нарушение баланса между епископатом и первым епископом, обозначенного в 34-м апостольском правиле, разрыв внутреннего единства народа, клира и епископата подменяет соборность – олигархической корпорацией епископата, иерархию – административным единоначалием, а саму церковную организацию превращает из Тела Христова в безблагодатную политическую организацию, приспособленную для служения нехристианским или прямо антихристианским интересам мiра сего.

Определенную точку ставит здесь сщмч. Серафим Угличский, который пишет в своем «Деянии» от 4(17).12.1933 г.:

«Своим деянием м. Сергий исказил учение о Спасении по Церкви, находя спасение только в видимой организации Церкви, таким образом, отвергая внутреннюю силу Благодати Божьей, при которой Церковь может существовать и в пустыне».

- Насколько я понимаю, «Церковь в пустыне» – это другой способ существования, альтернативный сергианскому? Кто-нибудь еще писал об этом?

- Фактически писали все, но больше всех писал сщмч. Павел Кратиров, еп. Старобельский, который называл Церковь, не принявшую сергианское злочестие, – «лягальной» (от слова «лягать», то есть терпящую гонения и поношения – лягания), – в противоположность сергианской «легальной» «церкви» (от слова «легализация»). В так называемом «Письме епископа отошедшего к епископу неотошедшему» свт. Павел пишет:



«Если Церковь Божия Промыслом Вседателя, через приговор истории и законодательство пролетарского государства, определена на жизнь в пустыне, то до очевидности ясно, что она должна отказаться от всяких попыток легализоваться сверху донизу, ибо всякая такая попытка в эпоху апостасии неизбежно превращает Церковь в блудницу и жалкую прислужницу Вавилонского Богоотступления. Ближайшее время подтвердит наше убеждение и покажет, что даже теперь уже наступает время, когда для блага Церкви придется отказаться от легализации даже общинных церковных организаций и обратиться к доникейским образцам церковной жизни, когда христианские общины организовывались и объединялись не административными учреждениями тогдашнего государства, а Духом Святым».

- То есть священномученик Павел предполагает полный демонтаж «административной церковной модели»!

- Отделение как от государства, так и от сергианской лжецеркви (которая отождествляется свт. Павлом с апокалиптической вавилонской блудницей, сидящей на багряном звере), максимальное упрощение, децентрализация и дебюрократизация церковной организации, возвращение к доникейским образцам христианской жизни, отказ от внешнего церковного антуража – храмов, пышных богослужений, молитвенные собрания по домам, последовательное проведение в жизнь принципа выборности епископата и клира. На последнем особенно настаивал сщмч. Аввакум Староуфимский, подчеркивая, что нужны не просто выборы, а перевыборы епископов и клириков в случае их служебного несоответствия.

«Поэтому своевременно подумать нам о том, чтобы сохранить сущность Православной Церкви — единство веры и исповедания Христова Имени, и обеспечить за собою источник спасающей нас благодати чрез истинное священство и таинства, хотя бы ради сего пришлось нам отказаться от всех остальных храмов, от привычной внешней структуры церковной», – пишет сщмч. Дамаскин в сочинении «Пора готовиться».

А сщмч. Павел, касаясь вопроса соборного управления, пишет в своем «Втором письме епископу»:

«…Для того чтобы образовать православно-канонический собор поместного или вселенского значения, вовсе нет надобности собирать в одно место иерархию и представителей духовенства и мирян. Ведь соборность Церкви осуществлялась и в доникейский период церковной истории, когда собирать собор не было возможности. Соборность в доникейское время осуществлялась через живое общение между членами Церкви Христовой».

Беседа 17. О сергианстве.


socialnaya-gruppa-ponyatie-i-osnovnie-vidi.html
socialnaya-i-finansovaya-politika.html
    PR.RU™